Земельная дилемма

Весть о том, что Кабмин утвердил порядок продажи в 2008 году земельных участков государственной собственности, на которых размещены объекты, подлежащие приватизации заставляет в который раз задуматься о возможных вариантах и последствиях реализации заявленных планов правительства Тимошенко. Как известно, идею обязательной продажи гособъектов вместе с землей, на которой они расположены, команда Юлии Владимировны отстаивала еще во времена ее первого прихода в исполнительную власть. Правда, тогда из этого толком так ничего и не вышло. Современные же реалии намекают на риски исходя из нынешних приватизационных устремлений команды госпожи-премьера.

Сразу же следует заметить, что если еще два года назад правительство Тимошенко отстаивало продажу земли под объектами приватизации в обязательном порядке, в данное время условия несколько изменились. Еще в начале месяца стало известно, что «обязаловка» теперь коснется только 14 предприятий. Ссылаясь на соответствующее распоряжение Кабмина, об этом сообщал заместитель главы ФГИ Дмитрий Парфененко, отмечая, что приватизация этих 14 объектов планируется путем внесения земли в уставный фонд предприятий. В конце прошлой же недели Кабмин утвердил порядок продажи земельных участков под остальными подлежащими приватизации государственными объектами. Не могло не насторожить при этом отсутствие комментариев относительно деталей заявленного «порядка».

Соответствующие предписания утверждались правительством еще на 2005-2007 годы, но практически так и не заработали. К примеру, в 2006-м норма обязательной продажи земли вместе с объектами приватизации была предусмотрена Законом «О Государственном бюджете Украины на 2006 год», который вносил изменения в Земельный кодекс и Закон «О приватизации государственного имущества». По мнению специалистов, такие новшества должны были положительным образом сказаться на развитии рынка земли, а также предоставить потенциальным инвесторам больше возможностей при пользовании приватизированным объектом.

С одной стороны, намерение властей заставить инвесторов приплачивать за право владения землей вне зависимости от их желания, должно было сделать невозможной коррупцию при продаже земельных участков государственной собственности, а также позволит получить максимальную стоимость за землю. Эту мысль отчаянно отстаивал в то время министр финансов Виктор Пинзеник, доказывая еще, что обязательный выкуп земли вместе с приватизируемым объектом должен был еще и улучшить инвестиционный климат в Украине. Не менее веским аргументом с его стороны была и констатация того, что в мире, в отличие от Украины, не продаются объекты, что называется, «зависшие в воздухе». Но, желанного чуда так и не произошло.

Дело в том, что на тот момент отсутствовала какая-либо нормативная база, регламентирующая порядок продажи земли при приватизации. А потому масштабные планы Минфина перекрыть миллиардный дефицит бюджета за счет средств, вырученных от приватизации предприятий с земельными участками, зависли на этапе согласования. Пока Минфин и Фонд госимущества спорили, что и как продавать, местные власти готовились к тихому саботажу, поскольку продажа земли под объектами приватизации грозила им потерей одного из основных источников дохода — арендной платы за использование земельных участков.

Существующая нормативно-методологическая база уже тогда не давала возможности предусмотреть включение земли в уставный фонд предприятий. Помимо этого, поскольку земля — коммунальная собственность, которой распоряжаются местные советы, а не центральные органы исполнительной власти, была затруднена сама технически-административная схема навязывания обязательной продажи земли. Получающие солидные дивиденды от аренды участков городские власти также были абсолютно не заинтересованы в обещанных 10% (разово) от полученной, в результате запланированных Кабмином продаж, прибыли. Собственно, все это и предопределило постепенный спад в отношении «протаскивания» обязаловки по земельным продажам вместе с объектами приватизации.

В нынешней же ситуации, в контексте упомянутого в самом начале утверждения нового порядка, настораживает прежде всего то, что при заявленном факте, ни со стороны правительства, ни со стороны руководства ФГИ не прозвучали комментарии о каких-либо его деталях и подробностях. На сегодняшний день, более- менее отчетливой информацией в этом отношении является определение тех 14 предприятий, которые уйдут « с прилавка» в тесной связке с имеющейся под ними землей. Судьба же остальных остается тайной за семью печатями. Известно лишь, что по факту утверждения порядка все оценки и акты будет делать Государственная комиссия по земельным ресурсам, а ФГИ при этом выступит в роли заказчика.

Принимая во внимание то, что задуманное командой Тимошенко не нашло своего воплощения в жизнь ранее, имеет смысл предположить, что сейчас правительство не станет снова «рубить с плеча», навязывая тотальную привязку продаваемых объектов к земле. Опыт несовпадения интересов Кабмина и местных властей, при нормативном перевесе в сторону интересов последних, явно намекает на возможность наступить на одни и те же «грабли». Учитывая при этом еще и то, что сама по себе формулировка «продажа земельных участков, на которых размещены объекты, подлежащие приватизации» воспринимается несколько двояко, возникают некоторые предпосылки задуматься о том, что земля из-под приватизируемых объектов может продаваться вне зависимости от желания самого покупателя объекта государственной собственности покупать или нет имеющийся в наличии участок. Земля может продаваться сама по себе.

А теперь о причинах для беспокойства. Как известно, главой Госкомзема, отыгрывающего в грядущих земельных продажах одну из самых главных ролей, является Владимир Воеводин. По подтвержденной информации, появление этого человека на данной должности обусловлено его тесными деловыми связями с депутатом от «БЮТ» Богданом Губским – известным игроком в делах с незаконными операциями с землей.

Вот и выходит, что полученный госпожой Тимошенко пару лет назад урок, подтвердивший нереальность тотальной продажи предприятий вместе с земельными участками на сегодняшний день вполне может предопределить приватизацию весьма специфического порядка: когда земля продаваться будет, но совершенно не обязательно тому, кто заинтересован в покупке того или иного государственного предприятия. Каждый будет получать в зависимости от имеющегося интереса, что, в принципе, вполне будет соответствовать украинской специфике ведения государственных дел. Губский при этом имеет хороший шанс расширить свою земельную монополию. Исходя из этого, самые благие намерения вполне могут стать выгодной лобби-почвой для не самых «чистых» перед законом ставленников частного бизнеса у власти.